Почему «они» так ненавидят Русскую православную церковь?

Я сел писать эти строки вовсе не потому, что некогда талантливый журналист Александр Невзоров решил написать, «что Русской православной церкви (РПЦ) пришел конец» (его колонка опубликована на популярном либеральном ресурсе). Хотя я принялся читать Невзорова, признаю. И быстро бросил. У Неввзорова, как у средневекового схоласта в кошмарном видении все превращается в жуткий танец половых органов, к которым в разгар драмы присоединяется выращиваемый монахинями цукини «понятно зачем», и хор девочек-монахинь («понятно для чего»). Я на самом деле давно хотел этот текст написать, а Невзоров меня лишь подтолкнул. Почему «они» (кто «они» — разберемся) ненавидят РПЦ? Что РПЦ «им» (кому – узнаем) сделала?

 

Недавно я проезжал мимо подмосковного поселка, мне понравилась издалека церковь, и я решил заехать. Поселок ужасный, построен в 1970-е годы, двухэтажные панельки, превратившиеся в бетонные развалюхи… Потом туда пришли «новые русские», это ведь недалеко от Москвы, «земля дорогая, престижная», и построили свои чудовищные кирпичные склепы, обнеся их высоченными заборами. А посреди поселка — церковь.

Ясно, что при Советах тут был хлев или силосная башня, но все восстановили. Вокруг устроили пруд и парк, детскую площадку, единственную в поселке, с дорогими игрушками, машинки там есть, — с педалями, дети любят их и все соревнуются, кому кататься. Сделали огромную клетку с певчими птицами, и подписали, какая как выглядит. Народу мало (вообще в поселке народу мало), женщина торгует в лавке, предлагает какой-то вид сорокоуста, который есть не у всех, «потому что не всем разрешается, а у нас батюшке дозволено». Все по-деревенски и мило.

И это очень часто так: церковь оказывается единственным очагом нормальной жизни среди убогой действительности. Я вспоминаю город Мирный, где добывают алмазы. Однажды в командировке я там застрял на три лишних дня. Все знают эту фантастичную и в то же время реальную фотографию Мирного — гигантская воронка в земле, а прямо на ее краю стоят дома. Никто не задумывается, как там жить. А жить там — порой невозможно. И вот все три дня я не вылезал из местной церкви, которая была единственным объектом нормальности в этом ненормальном мире.

Я могу приводить такие примеры долго. Читатели сами их приведут.

Я не ставлю это в заслугу какому-то конкретному патриарху и митрополиту. Вообще-то так везде. Мир наш устроен неудобно, но ты всегда можешь отдохнуть в церкви. Так в черных кварталах США, где тебя днем в консервы изрежут, а в церкви хоть спрячешься. Так в центральной Африке, где пыль, бедность и нищета, зато из церкви песни раздаются, люди оттуда нарядные выходят. Так на Ближнем Востоке, где при церквях и мечетях тоже любят устраивать детские площадки. Я думаю, что в человеке много пакостного, и он делает пакостным мир вокруг себя, но в нем есть что-то и хорошее, и это «хорошее» по какой-то причине проходит по церковному «каналу», выражается через церковное, именно поэтому «космонавты летали – Бога не видали». И вообще в XXI веке у нас новый бог — Стив Джобс с его китайскими поделками, а поди ж ты, церкви есть, попы есть. И будут.

Но давайте заглянем теперь в фейсбук. Это особый мир, который, однако, нельзя недооценивать. Вы узнаете, что попы – это толстые мужчины с грязными волосами на роскошных машинах. Что крестный ход – это сборище зомби и олигофренов. Вот странно, я сам много раз ходил в крестный ход: люди как люди, те же, что на улице, никто не рвет на себе рубаху и не орет «Родина или смерть». Но почему-то именно участникам крестных ходов особо достается. Ну, естественно, вы узнаете, что в Питере 200 с чем-то храмов, но лишь один планетарий (а то, что в храм можно бесплатно зайти, а в планетарии тебя обдерут, про это в фейсбуке тебе забудут рассказать), вам расскажут про икону Сталина, про гомосексуальные скандалы (их немало, например, в мире телевидения и вообще шоубизнеса, но почему про это никто не шумит?).

Особенно часто, наморщив лобики, любят рассуждать об «экономике РПЦ». Нет, вы подумайте, у свечки себестоимость 20 коп, а они продают за рубль! Да это в какие ворота! Найдут фейсбучные критики церковные дела миллионов на 10 рублей, при том, что в их собственной среде менеджеров средней руки украсть 10 млн вообще за серьезное дело не считается. Ну и особенно ужасно, что за сорокоусты и помины деньги берут. Велика ли работа – имя сказать! А велика ли работа нотариуса? Э, ты нотариуса не трожь, это святое, а вот попы проклятые…

И я вот все думаю, кто так делает и зачем, потому что я никак не могу очертить круг «хулителей». Они нечасто называют себя атеистами, понимая, что попадут впросак, когда начнешь выспрашивать – «а что такое атеизм». И получится, что атеизм — это тоже всего лишь гипотеза, предмет веры, то есть религия.

И вот думал я так думал, да и вспомнил тот подмосковный поселок, с которого начал рассказ. «Хулители» — это обитатели кирпичных склепов (простите, особняков) за высоченными заборами. То есть, как было. Они приехали туда на своих огромных машинах, увидели местных и сразу решили – это пьянь, да рвань. Русский крестьянин в представлении «зазаборников», или «среднего класса плюс» — непременно забулдыга. Ну и хорошо, думает этот «средний класс», скоро сдохнут эти пьяницы. А они не дохнут, они раз и занялись бессмысленным делом церковь восстанавливать (дело, по мнению «зазаборников», нелепое — это же не твоя собственность, чего и тратиться). А потом глядь — а у наших пьяниц и жизнь иначе пошла. У так называемого среднего класса сразу же злоба просыпается, ненависть. Мол, если так и дальше пойдет, эта рвань и размножаться начнет, потом лежачих полицейских установят! Чтобы мы их выродков не передавили. А мы ведь привыкли влетать в поселок на свих Мерсах, БМВ и Ауди, да поддатыми, да с музыкой.

Это проблема двух Россий, очень старая. Раньше – одна Россия сидела, другая доносы писала и наслаждалась социалистическим бытом в отжатых у врагов народа квартирах. У одних ГУЛАГ, у других шарики и мороженое на ВДНХ, с оркестром. Теперь одна часть ворует, а другая трезвеет и поднимается. К РПЦ это все не имеет ни малейшего отношения.

Да, будут и в церкви проблемы. Но как без них? Есть жизнь, есть и проблемы. А Невзоров же, похоже, теперь сам угодит в тот кошмарный средневековый сон, который описал в своей колонке. Жаль, когда-то талантливый был журналист.

Евгений Арсюхин «КП»

2,198 просмотров всего, 2 просмотров сегодня

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *