Земли Церкви в Средних веках

Земли Средневековой Церкви приобретались главным образом из даров и завещаний.

Прекарий — дословно «переданное по просьбе» — такое земельное держание, которое давалось в пользование.   Прекарная грамота являлась документом, охранявшим права собственника на полученный участок.

Прекарий возвращенный (Precaria obi at a) (Грамота Сен-Галленского монастыря (838 г.))

Бернвик, милостью Христа аббат монастыря святого Галла. С согласия нашей братии и фогта нашего Пуатона по­решили мы вернуть в качестве прекария Вольвину то владе­ние (res), которое он принес нам в дар в поименованных ме­стах [далее следует семь названий – Вейнфельден и другие], все то, что имеется в тех местах с домами, строениями, ра­бами, лесами, всем движимым и недвижимым, возделанным и невозделанным, всем, что можно назвать и поименовать и что содержится в его дарственной грамоте; так мы и сделали и притом с тем условием, чтобы это владение он получил и пла­тил за него ежегодный чинш, то есть два денария. Пусть так же поступает и его законный наследник, если удостоится от бога иметь такового.

«Urkundenbuch der Abtei Sanct Gallen», I, Zürich, 1863, № 375.

 

Прекарий с вознаграждением (Precaria remiineratoria)(Из постановления синода 845 г.)

Прекарные сделки относительно церковных владе­ний должны совершаться не иначе, как только таким образом: [прекарист] дает [церкви] из собственного имущества, а получает на свое имя соответственного качества церковное имущество в двойном размере, если хочет держать в пользо­вание собственное и церковное имущество. Если же собствен­ное имущество он с этого времени теряет1, получает на свое имя из церковных владений в тройном размере, поэтому его следует рассматривать не как дарителя собственного иму­щества, но как держателячужого.

1 Тo есть не получает его обратно в качестве прекарного держания,

«Monumenta Germaniac Historica», Cap. II, p. 404.

Престарная грамота

Публикуется по: Хрестоматия по истории Средних веков / Под ред. Н. 77. Грацианского и С. Д. Сказкина. В 3 т. М., 1949. Т. I. С. 139

Сладчайшей женщине такой-то я, аббатиса такая-то. Так как известно, что ты собственность свою в округе таком-то недавно за монастырем св. Марии утвердила и за это просила у нас и у названного монастыря дачи [тебе] прекария, то вот этою грамо­тою за тобой утвердили, чтобы, пока ты жива, владела бы и держала в пользовании эту землю, но не имела бы права каким бы то ни было образом отчуждать ее, а если бы решилась это сделать, землю бы тотчас же потеряла, и чтобы грамота эта была крепче, руку нашу к ней приложили.

 

Дарственная грамота (968-971 гг.)

Святой Маконской церкви св. Винцента, возведенной внутри стен города Макона, во главе которой стоит епископ Адон. Я, Адалелин, с моими сыновьями, Констанцием, Эрменардом, Рагнардом и моей дочерью Адилой даруем самих себя, вместе с нашим имуществом и нашим аллодом, господу, св. Винценту и несущим там службу каноникам. Аллод же расположен в Маконском округе, в Вирейском поле, в селении Аванак, с жилыми строениями, виноградниками, лугами, полями, лесами, водами стоячими и текучими, входами и выходами и со всем, что к нему относится; дарим мы это на таких условиях, чтобы ежегодно на праздник св. Винцента мы платили бы чинш в 6 денариев, а после нашей кончины каноники св. Винцента пусть делают с аллодом все, что захотят. А кто попытается воспротивиться, заплатит 5 унций золота.

«Cartulaire de Saint-Vincent de Macon connu sous le nom de Livre Enchaine», publ. par. M .-C. Ragut, Macon, 1864, p. 210.

 

ГРАМОТА КОРОЛЯ ЛЮДОВИКА НЕМЕЦКОГО АЛЬТАЙХСКОМУ МОНАСТЫРЮ

Во имя святой и неделимой Троицы. Людовик, Божией милостью король. Мы решительно уверены, что, обеспечивая по свободному праву нашему места, посвященные Богу,, тем или иным имением, а также удовлетворяя нашими приказами церковные нужды и беря их под королевскую защиту, мы тем самым [совершаем дело], полезное как для бренной временной жизни, так и для счастливого обретения жизни вечной. Посему да ведает усердие всех наших подданных ныне и впредь, что наш достопочтенный аббат Отгар явился к нашему величеству с нижайшей просьбой уступить монастырю, называемому Альтайхским, построенному в честь святого Маврикия, некоторые имения из нашей собственности. Мы охотно удовлетворяем его просьбу и уступаем монастырю в Альтайхе некоторые имения из нашей собственности, а именно село, что зовется  Набавинида, на речке Требина. Кроме того, названный аббат напомнил нашему величеству, что дед наш, государь Карл, дозволил своим подданным ради увеличения имения церквей Божиих занимать земли в Паннонии пользоваться ими, что, как доподлинно известно, в силу этого дозволения имело место и относительно названного монастыря. Так, имению названного монастыря принадлежала некая местность под названием Скалькобах, а эта речка протекает на запад до Дагодеосмархи оттуда на восток до Русарамархи, а также до места, которое зовет Цидаларибах в лесу [у] реки Эниса, который простирается между Дунае и [реками] Ибиса и Урула  на юг до самой вершины горы, и в [местности] Биугин пять мансов со всем, что относится к названным селам, как-то: рабами, постройками, возделанными и невозделанными землями, виноградниками, лесами, лугами, охотничьими угодьями, пастбищами, водами и притоками вод. Хотя, таким образом, вышеперечисленное входило в имение поименованного монастыря, оно не было, однако, подтверждено распоряжением какого бы то ни было должностного лица. Памятуя об этом, мы повелели изготовить нашей властью сию грамоту, которой предписываем и повелеваем, чтобы вышеперечисленное имущество со всем вышеназванным, по нашей милости и во спасение душ наших предшественников, на вечные времена принадлежало поименованному монастырю без помех [или] возражений с чьей-либо стороны. И дабы юридическая сила этого [нашего] дара была прочнее, пользовалась со стороны наших подданных в будущие времена тем большим доверием и соблюдалась тем более тщательно, мы скрепили его ниже собственноручной [подписью] и повелели запечатлеть приложением перстня с нашей печатью.

Знак государя Людовика, сиятельнейшего короля.

Проверено и подписано нотарием Эберхардом в присутствии архикапеллана Гримальда.

Дано 16 июня в лето правления, по милости Христовой, у восточных франков государя Людовика, сиятельнейшего короля, 31-е, в 10-й индикт; свершено в королевском имении Остермитинг; во имя Божие радоваться. Аминь.

 

 

 

 

Вкладная книга монастыря св. Эммерама Вклад Хартвика

Да будет ведомо всем желающим знать, как живущим, так [и] будущим, что некто из [людей] зависимых от этой церкви, по имени Хартвик, проживая в стране Руссии в городе, который называется Киев, из любви к богу и в честь своего покровителя св. Эммерама, а также по причине желания достичь полного братства у братьев монастыря этой местности, передал свои деньги, а именно 18 талантов, нашей церкви через граждан этого города Гримольда, Генриха и Конрада, которые были его должниками, на таком условии и просьбе, чтобы было куплено поместье, которое будет передано приюту св. Эммерама для вспоможествования беднякам и странникам и ради памяти о нем и спасении его души. Тогда, согласившись на эту просьбу, аббат Перингер и Фридрих, который в то время был экономом, священником и наставником приюта этого места, купили на эти деньги поместье, называемое Скратенриуте, у некоей знатной женщины по имени Юдифь, со всеми относящимися к нему по праву лугами, пастбищами, лесами, доходами и (долгами), подлежащими иску, и отдали его в распоряжение Гоцвина для использования [монастырю] св. Эммерама, и дабы это было похвально, предназначить его для пользования бедняками и прибывающими на богомолье в церковь [св. Эммерама]. Свидетели тому: Гоцвин, судья Фридрих, брат вышеназванной женщины, Хартвик Зюнхингский, Генрих Гаттерсбергский , Хартвик и [проживающий] «у ворот», Удальрик его брат, Гримольд Длинный, Генрих сын Хаймона, Конрад Хеллекамфе, Хартман Прюферинг-хервингский, Верингхард Прюфенингский , Вальдон серв Гецвина

ФРИДРИХ II ГОГЕНШТАУФЕН

ЗАКОН В ПОЛЬЗУ ДУХОВНЫХ КНЯЗЕЙ

1220 ГОДА

CONFOEDERATIO CUM PRINCIPIBUS EGCLESIASTICIS

(Перевод по тексту, приведенному в сборнике К. Zeumer, Quellensammlung zur Geschichte der Deutschen Reichsverfassung in Mittelalter und Neuezeit)

…Воздавая достодолжное внимание (тому), с какою пользою и верностью любезные верные наши духовные князья доселе служили нам возвышением нас на вершину империи и засим поддержкою нас в этой власти, наконец, благосклонный и единодушным избранием себе в короли и государи сына нашего Генриха, мы решили, что те, которыми мы были возвышены, должны быть всегда возвышаемы, и те, которыми мы были поддержаны, должны впредь всегда быть поддерживаемы вместе со своими церквами нашею защитой против всяческого (угрожающего им) вреда. И так как в ущерб им, вследствие продолжительных смут в империй, которые, по милости божией, ныне улеглись и улягутся, укоренились некоторые обычаи, правильнее сказать, злоупотребления в виде (установления) новых сборов и (выпуска новых) монет, которые обыкновенно путем подделок взаимно подрывают друг друга, а (также) в виде войн между управителями церковными имениями (фогтами) и других зол, коим нет числа — то мы с помощью некоторых постановлений будем бороться с этими злоупотреблениями.

1. Прежде всего, мы обещаем, что никогда в будущем по смерти какого-либо духовного князя мы не станем захватывать в казну оставленного им имущества, не допуская также, чтобы какой-нибудь мирянин под каким-либо предлогом захватывал его себе; но да поступят они во владение (законного) правоприемника, если предшественник умрет, не оставив завещания, а завещание же его, если таковое будет сделано, должно, согласно нашей воле, считаться действительным. Если же кто-либо, вопреки настоящему постановлению, дерзнет захватить себе оставленное имущество, тот пусть считается опальным и поставленным вне закона и пусть навсегда лишится (своего) лена или бенефиция, ежели у него таковой будет.

2. Также впредь мы не будем вводить новые пошлины и монеты на их территориях или в пределах их юрисдикции, не посоветовавшись с ними или против их воли, но будем нерушимо и крепко соблюдать и оберегать старинные пошлины и права (на чеканку) монеты, предоставленные их церквам, и ни сами не будем всего этого нарушать, ни другим не позволим вредить, потому что монетное обращение обыкновенно нарушается и монеты падают в цене из-за подделок, чего мы совершенно не допускаем.

3. Также людей, принадлежащих им в силу зависимости какого бы то ни было рода, по какой бы причине они ни перестали оказывать им повиновение, мы не будем, во вред им принимать в наших городах. И то же, согласно нашей воле, должно повсюду соблюдаться ими между собою и всеми светскими (владетелями) по отношению к ним.

4. Также мы постановляем, чтобы никто не наносил ущерба владениям какой-либо церкви из-за вражды со светскими их управителями (фогтами); если же кто нанесет такой ущерб, то возместит его в двукратном размере и (сверх того) заплатит нашей казне сто марок серебра.

5. Также, если кто-нибудь из них (духовных князей) обвинит в соответствии с феодальным правом своего вассала, оскорбившего его, и таким образом отнимет его лен, то последний мы сохраним за ним (за оскорбленным духовным князем). Если же он по доброй и свободной своей воле захочет передать (этот) лен нам, мы примем его не поддаваясь ни чувству любви к кому-нибудь, ни страху перед, чьей-либо ненавистью. Каким бы образом ни оказался у духовного князя какой-нибудь лен свободным, даже по причине смерти получившего данный лен, мы ни в коем случае собственной властью и еще менее путем насилия не вступим (во владение им), если не сможем получить его по доброй воле и с свободного его соизволения, “о будем стараться действенно оберегать (этот лен) для него.

6. Так же, как это надлежит по закону, мы будем избегать лиц, отлученных ими (духовными князьями) or церкви, когда о них мы будем извещены или самими (духовными князьями) устно или письменно, или через почтенных, заслуживающих доверия посланцев; и пока с них не будет снято отлучение, мы не позволим им выступать в судах, делая в этом отношении то различие, что отлучение не освобождает их от обязанности отвечать — однако, без помощи адвокатов по возбужденным против них обвинениям, но отнимает у них право и возможность высказывать (на суде) свои суждения, давать свидетельские показания и возбуждать обвинения против других.

7. И так как меч материальный создан в помощь мечу духовному, то, если нам каким-либо из указанных выше способов станет известно, что отлученные пробыли под отлучением более шести недель, — за отлучением да последует наша опала, которая не должна быть снимаема раньше, чем будет снято отлучение.

8. И как мы, с своей стороны, обещали им всякими способами им помогать и их защищать судом праведным и действенным, так и они, с своей стороны, клятвенно обещали по мере сил своих действенно помогать нам против всякого человека, который окажет насильственное сопротивление такому нашему суду, применяемому в их пользу.

10. Также, следуя примеру деда нашего, блаженной памяти императора Фридриха, мы повелеваем, чтобы ни один из наших должностных лиц не присваивал себе в городах этих князей какой-либо юрисдикции (в делах) о пошлинах, или о монетах, или в каких бы то ни было других делах (обязанностях), за исключением периода в 8 дней до всенародно объявленного нашего сейма в этом месте и периода в 8 дней после его окончания. И даже в течение этих дней они да не дерзают нарушать (ехсеdere) юрисдикцию князя и обычаи (данного) города. И сколько бы раз мы ни въезжали в какой-либо из их городов не для имперского сейма, они (должностные лица) не должны иметь в нем никаких прав, но да пользуется в нем полною властью его князь и сеньор.

11. Конечно, чем более полную преданность мы видели со стороны названных князей по отношению к нам, тем отменнее будем мы всегда стараться заботиться об их выгодах. И так как забвение, враг памяти, через долгое течение времени обыкновенно погребает дела человеческие, то мы, приложив (к сему) особливо неусыпное попечение, выражаем желание, чтобы эти дарованные церквам нашею милостью пожалования стали вечными, постановляя, чтобы наследники наши и преемники по императорской власти сохраняли их в силе и проводили в жизнь и заставляли мирян в помощь церквам соблюдать их.

И дабы это сделалось известно грядущим (поколениям) и не (ускользнуло) от ведения и не выпало из памяти теперешнего, мы повелели записать это на ‘этом листе и этот лист отметить подписями имен тех, которые при сем присутствовали, то есть князей и скрепою нашей печати.

(Далее следуют подписи духовных князей, с архиепископами майнцским, трирским и кёльнским во главе).

 

 

 

http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty/Russ/XVII/1660-1680/Rospis_krest_duch_1678/text.htm

http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty/Russ/XVII/1680-1700/Iosifov_Volokol_monastyr/text1.htm

1,863 просмотров всего, 1 просмотров сегодня

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *