Как нам обустроить РПЦ?

Разговаривая о церковных деньгах, разумному человеку стоит избегать двух крайностей: верить как в антиклерикальные басни про текущие рекой миллиарды долларов, так и в охранительские сказки.

Проблемы в церкви есть. И самая главная финансовая из них, пожалуй то, что, как неоднократно замечал о. Кураев, мы слишком много денег вкладываем в камни, и слишком мало в людей. Как-то принято в церкви более заботиться не просто о церквях, а именно об их украшении. Отцы настоятели легко отдадут десятки и сотни тысяч, а порой и миллионы рублей на новые подсвечники или очередную роспись храма, но сто раз подумают прежде чем повысить зарплату работникам, которая и так не блещет своими размерами.

Да что там не блещет? Зарплата работающим в храме обычным людям чаще всего просто ужасно мала. Конечно, зачем им повышать зарплату? Они ведь верующие, трудятся во Славу Божию- зачем им деньги?

Но тогда к чему удивляться тем результатам, к которым мы пришли за эти десятилетия?  А они неутешительны — мы так и не преодолели рамки традиционной религии. Большинство русских до сих православные лишь по названию и ходят в церковь лишь по праздникам, и то ненадолго. Мы не смогли воспитать новое поколение, которое относится к церкви, как к своему дому. Скорее мы проигрываем битву за умы молодежи. Потому что максимум кем они могут себя  здесь почувствовать — это желанными гостями.

Они не вовлечены в жизнь Церкви. И Церкви в другом качестве они тоже не очень то и нужны.

Зачем им лишние проблемы? Деньги худо-бедно несутся в храм, служба поется, кадило крутится, добровольцы соскребают огарки. И так по кругу из года в год.

Нет, я не спорю — так можно жить. Пока…Но:

  • Это все ненадолго: как мы видим из примера Европы упадок религиозности населения приводит к экономическому упадку церквей, которые сдаются под бары и магазины.
  • К чему тогда лишние напряги с претензиями на особую роль в государстве и обществе?

Казалось бы, да, возвратить храмы в свою собственность — это справедливое требование, но почему бы на этом и не успокоиться? Можно ведь замкнуться, создать уютный уголок, куда люди будут приходить получать качественные религиозные услуги и действительно хоть иногда думать о вечном, о Боге, о своей душе. Но зачем тогда мы стараемся играть более активную роль? Получается диссонанс, который не только разрывает саму Церковь и ее служителей, но и вызывает раздражение у общества, которое оно по своей неразумной немощи переносит на религию вообще.

Ведь движущей силой любых церковных действий являются люди или, говоря языком менеджера, людские ресурсы. Пользуясь настоящими людскими ресурсами, которые состоят из условных епископа, священников, группы низкооплачиваемых работников и энтузиастов-одиночек, можно худо-бедно поддерживать уютный церковный уголок. Но на большее эти людские ресурсы просто не способны. Максимум, на волне энтузиазма они могут организовать какое-то событие или сотворить какой-нибудь «широко известный в узких кругах» проект.

Но для твердого успеха, помимо прочего, необходимы стабильность и системность. А их не будет, потому что это — люди со своими проблемами, и если человеку не хватает денег, чтобы кормить, одевать и воспитывать своих детей, то надеяться на то, что он будет все свои последние силы отдавать на работу с обществом — чрезвычайно наивно. Тем более что его работе противостоят люди, которые обладают гораздо большими возможностями и при желании способные перебить его своими деньгами. А мы хотим противостоять этим силам, не вкладываясь в эту борьбу.

Наглядный пример — А.Невзоров. В свое время он заполонил экраны ТВ и полосы газет и журналов с откровенно антицерковной позицией. Церковь не нашла ничего лучшего как отрядить на общение в ТВ-передачах разных священников. Помимо того, что священники не были грамотно подготовлены отвечать именно на антиклерикальные аргументы, они еще и сами по себе служили мишенью для циничного журналиста.

Да, они — священники и должны были держать себя в узких рамках. В результате у зрителей появлялось ощущение того, что «Невзоров рубит правду-матку, а попам нечего ответить». Что мешало нашим функционерам нанять условного Михеева, который грамотно бы и уверенно обнажил ложь невзоровской трепотни? Да вот именно та самая вышеупомянутая надежда на бесплатных энтузиастов — батюшкам ведь не надо платить, они и так за Церковь постоят. Невзоров со свойственным ему цинизмом назвал это по другому:

 Карикатурный Чаплин в рясе, малыш Легойда и несколько антисанитарных хоругвеносцев. Все. Они абсолютно не готовы к идеологической войне. Причем по причине исключительно жадности. В свое время они выходили на разных людей с предложениями инструктировать их трибунов, научить полемике с атеистами, но не сошлись в цене.

После чего, РПЦ запретила священникам ходить на ток-шоу с участием Невзорова, потому что:

«нельзя вести полемику с тем, кто заведомо не собирается тебя слушать, кто позволяет себе оскорбительные высказывания и принципиально не хочет диалога, чья позиция не содержит рациональных доводов, но проистекает из чувства неприязни».

Тут Церковь и расписалась в своем бессилии. По крайней мере, так многие это и восприняли. Да, Невзоров сейчас благодаря своей откровенной продажности и русофобии подрастерял авторитет. Но кроме него уже давно воспитана плеяда антирелигиозных и аниклерикальных рупоров, да и от разочаровавшихся в Невзорове людях часто можно услышать, что «он, конечно, продажный врун, но про РПЦ правду говорит»

Поэтому не ходить на ток-шоу с условными невзоровами — это не выход. Надо или вырабатывать систему или вообще никуда никогда не ходить, а сидеть в тихом уютном церковном уголке.

И так во всем.

Не так давно по многим информагенствам, порталам и социальным сетям прошла новость о том, что российские ученые ( Биологи Александр и Юрий Панчины известные своей антирелигиозной пропагандой и защитой ЛГБТ) выдвинули гипотезу о том, что религия вызывается инфекцией. Гипотеза дикая и бездоказательная, но прекрасно усваивающаяся мозгом обывателя.

Каков был наш ответ?

Написал статью дежурный Худиев, отметились несколько энтузиастов. И …. всё. Наверное наши функционеры поставили галочку, мол отреагировали, а то что в общем масштабе этот ответ —  одинокая лодка в бушующем море, они как-то не подумали. Или подумали и забыли, чтобы не отвлекаться от благочестивых дум о религиозном возрождении.

А надо было составить грамотный ответ с разоблачением всего и всех и также прокатить по «информагенствам, порталам и социальным сетям». Эффект был бы гораздо более сильным. Да, это стоило бы уже денег — но по-другому не бывает.

Или мы увеличиваем людские ресурсы и подкрепляем их финансово или …да-да, сидим в тихом уютном церковном уголке. Попытка усидеть на двух стульях обычно заканчивается громким и болезненным падением.

А пока наш Предстоятель предается мечтаниям:

Патриарх назвал активизацию работы православных общественных объединений «одним из наиболее перспективных направлений церковной деятельности» и перечислил некоторые большие проекты в этой сфере. Это, в частности, создание епархиальных учреждений, где бы могли находить помощь будущие мамы, оказавшиеся в тяжелой жизненной ситуации, открытие в районных библиотеках отделов православной литературы, организация творческих мастерских при воскресных школах, выпуск просветительской литературы и проведение спортивных состязаний для жителей окрестных домов на приходах. Предстоятель призвал искать материальную поддержку подобным проектам у государственных и общественных организаций…

Конечно, в Церкви идет работа и создаются хорошие проекты. Будет ложью говорить что в Церкви все плохо и ничего не делается.

Но я уверен, что делается недостаточно из того, что мы можем сделать. Все перечисленное Патриархом, должно организовываться православными людьми, а где их взять на все эти проекты? Рассчитывать только на их душевный энтузиазм? Можно, но это временно.

Деньги внутри Церкви распределены слишком неравномерно: богатые городские приходы и епархии должны более активно делиться со своими бедными сельскими общинами и выделять достойные средства на зарплаты людям, которые занимаются работой с общественностью — будь то благотворительная, культурная, спортивная или информационная деятельность.

Патриарх хочет чтобы мы

«…научились находить источники для восполнения материальных нужд, внося каждый свой вклад в миссию Церкви в мире»

Но может нашему священноначалию тоже надо немножко научиться более глубоко понимать некоторые вещи?

Демьян Богатый

1,660 просмотров всего, 2 просмотров сегодня

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *