Права священника и обязанности

Что священник делать не имеет права.

Священник не имеет права рассказывать кому-либо то, что услышал на исповеди. Он имеет права, однако, рассказать, поясняя или в целях обучения, какие-то детали исповеди отдельных людей, но тогда он непременно должен «обезличить» эти детали — непременно так, чтобы никто из людей не мог даже предположить, о ком конкретно идет речь. То есть, если вы услышали, как батюшка кому-то говорит: «Один человек исповедался мне в таком-то грехе, и способ победить этот грех существует только такой-то!», а вы (только вы!) вдруг в «одном человеке» узнали себя — не стоит кидаться на священника с упреками. Он ничего не нарушил, и не раскрыл вашу тайну исповеди.
Замечу, что священник законодательно освобожден от раскрытия тайны исповеди даже перед органами дознания, следствия и суда. Эта норма закреплена в п. 4 ч. 3 ст. 56 УПК РФ и п. 3 ч. 3 ст. 69 ГПК РФ (священнослужитель не может быть допрошен в качестве свидетеля об обстоятельствах, ставших ему известными из исповеди).

Священник не имеет права проводить никаких таинств (за исключением Крещения) и обрядов относительно человека некрещеного. Ни причащать, ни венчать, ни отпевать, ни даже молебен служить о некрещеном не станет ни один священник. Все церковные таинства и обряды — лишь для крещеных, для членов церкви. Всем прочим доступно только Крещение — как Вход. И никакие аргументы (вроде «Да он правда собирался креститься, только вот как-то не успел!») не проходят. Так что для некрещеных путь один — принять Крещение (если есть желание) и не тянуть с этим. Или (если все ж «собирался и не успел») — домашняя (келейная) молитва родных и друзей. Она вполне возможна.
Еще одна, близкая, но не идентичная ситуация — отлученные от церкви и самоубийцы.
Отлучение от церкви не означает «раскрещения» или «отмены крещения», но от церковных треб человека отлучает, исключает возможность совершения их. Снятие отлучения (прещения) возможно лишь при жизни человека, через Покаяние (исповедь). При том, необязательно, чтоб отлучал и снимал прещение один и тот же священник. И пара слов об анафеме. Вопреки распространенному мнению, анафема — всего лишь гласное всецерковное объявление факта отлучения от церкви, а никак не «проклятие», «пожелание зла» и т.п. Разница лишь в общем оглашении, и в том, что именно анафеме предают широко известных людей, в основном — ересеучителей, с простой целью — чтоб все православные точно знали, что учение этого человека — ложно (ересь). Анафема, как и просто отлучение, снимается тоже только через прижизненное Покаяние (и, если сочтут необходимым — епитимию, церковное наказание). Но процесс как наложения, так и снятия анафемы более долгий, и вопросы эти  решаются обычно Собором — именно в силу гласности: необходимо исключить и ошибочное наложение, и ошибочное снятие анафемы, довести и то, и другое до сведения всех священников и т.д.
Самоубийц (удавшихся) в церкви не отпевают и о них не служат панихиды (можно, конечно, «схитрить», и не упомянуть о самоубийстве, только вот тогда серьезный грех ляжет именно на «схитрившего») по одной простой причине — самоубийца добровольно бросил самый великий дар Бога — жизнь, тем самым отвергнув Дарителя, и отлучив сам себя от церкви. Притом, он теряет возможность прижизненного покаяния (в отличие от самоубийц неудавшихся — те могут покаяться в попытке суицида и тем самым вернуться в церковь). Есть одно исключение — если самоубийство было совершено импульсивно, без долгого и/или тщательного продумывания, в «помраченном рассудке» — при душевном заболевании, в состоянии аффекта, или в алкогольном, токсическом либо наркотическом опьянении. При том, само по себе пьянство или наркомания церковь признает грехом, но и, одновременно, особым видом душевной болезни. Разрешение на отпевание (а следовательно — и на последующее поминание в церкви, служение по ним панихид) дается правящим епископом. Есть надежда и желание доказать самоубийство в помрачении — дорога вам к епископу.

Священник никогда не проведет никаких треб над животными. Не потому, что животные «недостойны», а потому, что церковные требы обращены на то, чтоб избавить того, ради кого они свершаются, от греха. А животные, не имея свободной воли (свободы выбора — с Богом или против Него), не имеют и греха. Следовательно, требы в отношении них не имеют смысла. Немного особняком стоят иногда встречающиеся просьбы «освятить котика (собачку, хомячка, кролика, …)».  Тут дело в том, что освящению подлежат лишь плоды человеческого труда. Построенный дом, лодка, автомобиль (колесница — и кто докажет, что автомобиль колесницей не является?), возделанное поле, и др. Животное, как существо, изначально созданное Богом и далее плодящееся и размножающееся по установленным Им законам, к делам рук человеческих не относится. Ведь человеку пока так и не удалось «с нуля» создать ни одно живое существо. Клонирование и игры с «генной модификацией» не в счет — это, по сути, «пиратское» использование возможностей, заложенных в клетках живого организма с совершенно другими целями.

Священник не имеет права заниматься бизнесом. То есть, «свечной заводик в Самаре и наливочку распивать» — дело исключенное. Исключение, с разрешения правящего епископа, только для двух видов «сторонней» деятельности — преподавание (как правило, церковных дисциплин) и научная деятельность (обычно тоже в околоцерковной сфере). И разрешение дается только тогда, когда эта «сторонняя» деятельность не помешает деятельности основной — Служению.
Однако ж замечу, что запрещена именно деятельность, направленная на личное обогащение. А вот завести тот же свечной заводик и направлять прибыль от него на нужды храма никто не запретит, но обычно и в таких предприятиях священник не является руководителем или владельцем дела.

Священник не имеет права заниматься политикой. Ни в какой форме — участвовать в политических партиях, избираться в любой орган власти, и т.д. Это требование всегда было негласным, закреплено на бумаге, если не ошибаюсь, постановлением Поместного Собора 1917-1918 года, и ныне подтверждено.
Однако это требование не исключает права священника (и даже архиерея) на высказывания по поводу тех и иных событий политической и общественной жизни, кроме высказываний, порождающих «смуту», то есть беспорядки и кровопролитие в той или иной форме. Может священник и участвовать в митинге или демонстрации — но лишь как рядовой участник, а не в числе организаторов. И такое участие не означает ни поддержки церковью целей митинга, ни осуждения. Такое участие — лишь личная позиция этого конкретного священника.

Священник не имеет права на насилие. Любое. Даже если его бьют, он не имеет права ударить в ответ (а должен деятельно воплощать «Если ударили в левую щеку — подставь правую!»). Поэтому же многие священники не садятся сами за руль — ДТП, даже случайное, все равно есть насилие.

Что священник может делать, а может и не делать.

Священник, помимо Служения церковного, может еще заниматься еще и служением общественным или социальным. Вариантов масса — от опекания армии, помощи больным (в том числе, и сбором денег на операции и вообще лечение), помощи многодетным или сиротам, до работы с заключенными (знаю бывшего «сидельца», ныне электрика в храме). Вот эта деятельность — необязательная, но обычно в каком-то из направлений она все равно ведется, в меру сил, возможностей и наличия нужных специалистов среди прихожан — поскольку ведется  именно силами приходской общины, а священник помогает-организует-пробивает-договаривается.

Что священники должны делать.

В первую очередь священник должен служить в церкви. То есть, буквально — служить службы, и в первую очередь самую главную — Божественную Литургию. Больше того, они не просто должны служить, сам смысл священства и заключается именно в служении Литургии. Как минимум — каждое воскресенье. Плюс Пасха (собственно Пасхальная ночь, или утро Пасхального воскресенья), Двунадесятые праздники (это двенадцать великих праздников: Рождество Богородицы, Крестовоздвижение, Введение во храм Богородицы, Рождество, Крещение, Сретение, Благовещение, Преображение, Успение Богородицы, Вход Господень в Иерусалим, Вознесение, Троица), Плюс праздники престольные — дни, отмечающие события, в честь которых освящены престол (престолы) храма, в котором служит священник.
Исключение — только для священников, ушедших на покой. Обычно это или очень серьезно больные, или очень старые священники. Они, как правило, не приписаны ни к какому храму, а по возможности и состоянию служат время от времени в одной из близлежащих церквей, конечно же, по согласованию с ее настоятелем.

Второе — священник должен, как это называется на церковном языке, отправлять требы, в число которых входят таинства и обряды.
Таинства — это Крещение, Миропомазание, Покаяние (исповедь), Причащение, Елеосвящение (соборование), Брак (венчание). В Православной церкви есть еще одно, седьмое, таинство — Священство или Хиротония (возведение в священный сан), но оно совершается всегда соборно, с участием священников и архиереев, а не одним священником.
Обряды — это небольшие молитвенные службы: молебен (цель может быть самая разная — освящение предметов, строений, икон; общее моление о погоде — послании дождя или напротив, его прекращении и т.п.; усиленная молитва о здоровье болеющего, о находящемся в трудном путешествии, о благополучном свершении какого-либо важного дела — учебе, например), панихида (моление об упокоении души умершего), отпевание, погребение и пр.
Требы так называются потому, что, в отличие от регулярных служб, они совершаются по требованию — одного ли человека, или группы людей. Соответственно, о необходимости требы надо явно сообщить (заказать). И лучше не просто прийти и просить требы, а хоть немного заранее узнать, когда ее можно заказать. Так, не в каждый день служатся панихиды (их не служат, например, в Светлую седмицу — неделю, следующую сразу после Пасхи), не всегда есть возможность сходу поехать освящать дом или квартиру, даже Крещение младенцев (а тем более, взрослых) проводится не каждый день.
Однако есть некоторые исключение — требы «страха ради смертного». Это Исповедь, Причащение, Соборование и Крещение тяжело болеющего или находящегося при смерти. Эти требы совершаются, по возможности, немедленно, сразу после того, как человек попросит их отправить. Слова «по возможности» имеют буквальный смысл — если человек пришел просить отправить такую требу, и вцеркви есть свободный священник, то он сразу идет (или едет) ее отправить. Отсрочка — только в случае, если в данный момент происходит Литургия, либо если сейчас в храме нет ни одного священника. Тогда священник отправляется вскоре по ее завершении, либо по прибытии в храм первого же священника. Поэтому, если тяжело болеющий родственник или друг просит привести священника, не стоит медлить. Иначе может получиться печально — сегодня забыли, завтра некогда, послезавтра пошли звать — а священник уже к кому-то уехал. А пока его дожидались, больной умер, не дождавшись желаемого. В подобном случае медливший принимает на себя очень тяжкий грех.
Отказать в отправлении такой неотложной требы священник не может, однако — внимание! — он может ее отложить — например, если он уже ранее получил подобную просьбу. В таком случае можно приводить аргументы — например, может оказаться, что родственник того, кто просил ранее, просто тяжко болен, а родственник пришедшего чуть позже — при смерти. Тогда священник в первую очередь отправится к тому, кто находится в более тяжелом состоянии. Однако последнее слово, решение, куда ехать раньше, остается именно за священником, и мотивировать вам его он не обязан. Если вам отказано в первоочередности — у вас есть выбор. Можно положиться на Господа и Волю его и дождаться этого же священника. А можно обратиться к другому священнику этого же храма, или вообще в другой храм. Иногда (например, если дело происходит в небольшом поселке, где только один храм и один священник) остается лишь уповать на Господа.
Еще раз повторю — все прочие требы не относятся к неотложным, и об их отправлении стоит договариваться заранее.

6,394 просмотров всего, 1 просмотров сегодня

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *