Как зарабатывали деньги монастыри в Российской империи?

В XIX – начале XX вв. помимо земельных пожалований монастыри систематически получали из казны денежные выплаты. С 1839 г. казна стала выдавать ежегодное дополнительное вспомоществование в размере 148 тыс. руб. С 1842 г. эта выплата повышена до 260 тыс. руб. Кроме того, выдавались и единовременные денежные пособия наиболее бедным монастырям. Монастыри пользовались бесплатно казенной прислугой, которая набиралась из государственных крестьян и обязана была служить 25 лет, после чего возвращалась в свое сельское общество. В 1865 г. эта повинность с крестьян была снята, а монастырям в виде компенсации ежегодно выплачивалось 186,2 тыс. руб. для найма слуг.

Обители получали значительные пожертвования от частных лиц – денежные, а также богослужебной утварью: иконами с позолоченными окладами, украшенными золотом и драгоценными камнями облачениями, богослужебными сосудами.

Жертвователи отливали колокола монастырям, строили за свой счет монастырские храмы, заказывали иконостасы с дорогой резьбой и позолотой. Графиня А.А. Орлова-Чесменская в своем завещании в 1848 г. пожертвовала 340 монастырям 1,7 млн. рублей. Кроме того, она подарила ценные вещи Почаевской лавре, Соловецкому и Юрьеву монастырям. В 1869 г. поступили от жертвователей 300 тыс. руб. московскому Иоанновскому женскому монастырю, 98 тыс. руб. 890 десятин угодий Знаменскому женскому монастырю в Новгородской губернии. В 1859 г. было основано «Общество для вспоможения беднейшим церквам и монастырям».

В своих владениях монастыри вели высокоэффективное хлебопашество, огородничество, садоводство, скотоводство, птицеводство, пчеловодство. Валаамский монастырь имел обширное садоводческо-огородное хозяйство. В суровых северных условиях здесь выращивались разнообразные сорта яблок, за которые монастырь получал премии на сельскохозяйственных выставках. При монастыре был рыбозавод, в котором разводились ценные породы рыб. Существовало молочное хозяйство, ориентированное на рынок, хорошо оборудованный конный двор с 70 рабочими и выездными лошадьми; были свои столярная, слесарная, бочарная, гончарная и иконописная мастерские, свечной, смолокуренный, кирпичный, камнетесный, известковый и лесопильный заводы, механическая мастерская с токарными станками, имелась даже своя фотомастерская. Расположенный в исключительно живописной местности монастырь привлекал знаменитых художников-пейзажистов (например, его неоднократно посещали А.И. Куинджи, В.Д. Поленов, И.И. Шишкин).

Обширное и разнообразное хозяйство велось в Соловецком монастыре. У монастыря были салотопенной, свечной, гончарный, кирпичный, лесопильный, смолокуренный, литейный, механический, кожевенный заводы, ювелирная, столярная, слесарная, экипажная мастерские. На острове была устроена система каналов, обеспечивавшая регулярное водоснабжение. Монастырь имел судостроительную верфь, на которой строились винтовые пароходы и небольшие парусные суда. Важными доходными отраслями его хозяйства были «рыбные и звериные» промыслы. Ежегодно в монастырь по обету прибывали от 700 до 800 молодых мужчин потрудиться в пользу монастыря и приобрести навыки в каком-либо ремесле; монастырь обеспечивал их одеждой и питанием.

Для ведения своего хозяйства монастыри применяли и наемный труд. Так, в 1889 г. в 476 монастырях было 26 тыс. человек, работавших по найму.

Значительная часть монастырских земель, а также принадлежавшие монастырям мельницы, торговые лавки, пристани и прочие «оброчные статьи» сдавались в аренду. По данным Св. Синода на 1 января 1917 г. монастыри сдавали в аренду 276 усадебных пахотных и сенокосных угодий.

В крупных городах немалые доходы монастыри получали от монастырских кладбищ. Места для захоронений на кладбищах монастырей Александро-Невского в Петербурге, Новодевичьего, Алексеевского, Донского в Москве и др. оценивались в начале XX в. в размере от 50 до 500 рублей, кроме того, само погребение обходилось от 10 до 50 рублей. Значительные суммы взимались за «вечное поминовение» (например, та же Александро-Невская лавра брала до 1000 рублей), за устройство памятников.

Монастыри занимались и финансовой деятельностью, ссужая деньги под проценты. Когда после 1861 г. в России появились частные банки с более высокими процентными ставками по вкладам, монастыри стали вкладывать свои денежные средства в эти банки.

Были приняты меры к учету и контролю денежных вкладов монастырей и других духовных учреждений. В 1883 г. последовал циркуляр Синода, предписывавший «заведениям и учреждениям, состоящим в ведении Духовного ведомства, ни под каким видом не помещать суммы для увеличения процента в частные, общественные, городские и другие банки». Вклады «до востребования» в банках должны быть возвращены немедленно, «срочные» – до истечения срока и обмениваться на государственные процентные бумаги. Впредь суммы духовных учреждений помещать в Государственный банк и обращать на покупку только государственных процентных бумаг.

В 1913 г. сумма монастырских вкладов в банках составила 65,6 млн. рублей. В конце XIX в. монастыри стали вкладывать свои средства в городские доходные дома. Например, в 1903 г. в Петербурге насчитывалось 266 доходных домов и 40 торговых складов, принадлежавших монастырям и церквам, которые сдавали их в наем. В Москве в то же время только монастыри владели 146 доходными домами, кроме того, они имели 32 подворья, постоялые дворы, торговые склады, обширные огороды как в черте города, так и вне его. В Киеве церквам и монастырям принадлежало 114 домов; некоторые из них сдавались в аренду.

Д.И. Ростиславов в специальном исследовании об имущественном положении монастырей перечисляет до 20 других источников доходов монастырей: даяния на поминовение усопших, «кружечный сбор», «кошельковый», «молебенный», «просфорный», от продажи свечей и лампадного масла, от часовен, от крестных ходов, типографско-издательский. От продажи литографированных картин духовного содержания, от площадей под ярмарки и торжки на монастырской земле, от лавок и т.д.

Наиболее крупные монастыри, как, например, Соловецкий и Валаамский, Троице-Сергиева и Киево-Печерская лавры ежегодно привлекали к себе десятки и сотни тысяч богомольцев, что приносило также немалый доход этим обителям. В них во время праздничных дней, при большом стечении паломников, шла бойкая торговля крестиками, иконками, ладанками, свечами, картинками и книжками духовного содержания, а также и съестными припасами. В Троице-Сергиевой и Киево-Печерской лаврах ежегодно бывало в каждой до 300 тысяч паломников-богомольцев. Под Курском в крестном ходе при перенесении иконы Богоматери собиралось от 80 до 120 тыс. богомольцев. (Вспомним знаменитую картину И.Е.Репина «Крестный ход в Курской губернии».) Большое скопление народа вызывало и сферу услуг, налаженный торг ими. Следует отметить, что такие известные ярмарки, как Ирбитская в Сибири и Макарьевская (Нижегородская) возникли около монастырей.

Обычно каждый монастырь имел свою святыню: особо чтимую икону или мощи святителя (обычно основателя монастыря). Около них ставилась кружка для денежного сбора. Торгашеский дух оскорблял чувства верующих, вызывал многочисленные нарекания в тогдашней прессе.

Статистики постоянно сетовали на неполноту сведений о доходах монастырей. Но даже неполные данные свидетельствуют о неуклонном росте этих доходов, особенно в пореформенное время и в начале XX в.: в 1861 г. – 316 тыс. руб., в 1871 г. – 648 тыс., в 1881 г. – 1781 тыс., в 1893 г. – 3535 тыс. и в 1909 г. – 20,2 млн. руб.

В действительности, богатых монастырей было немного. Подавляющее большинство составляли маленькие, бедные монастыри. Обычно они располагались в отдаленных, глухих местах, имея недостаточные земельные угодья, жили скудно, пробавляясь мелкими рукоделиями, а то и подаянием.

2,056 просмотров всего, 1 просмотров сегодня