Содержание духовенства в Царской России

Духовенство, служащее при полковых, придворных и казенных церквах, имело определенное жалованье, казенную квартиру или квартирные деньги. А если в церковь допускались посторонние богомольцы, то причт имел значительное дополнение к казенному жалованью в доходах за совершение треб.

Причты приходских церквей столицы и многих уездных городов обеспечивались платою за требы, пожертвованиями прихожан и доходами с арендных статей. В больших уездных городах, напр. Гдов, Ямбург, Нарва, Шлиссель6ypг и в городах Финляндии причты получали жалованье, постепенно возвышавшееся.

Правительство и общество, главным образом, озабочивал быт духовенства сельского. Пока на места поступали люди. не учившиеся в духовных училищах, неотвыкшие ни от семьи, ни от сельского быта, пока господствовало закрепление мест, а образ жизни духовенства не отличался от образа жизни крестьян, до тех пор сельское духовенство жило, если не роскошно, то безбедно.

Причты жили в домах или доставшихся по наследству, или построенных из дарового лесa, при участии помещика и прихожан, носили одежду домотканную, не знали ни чаю, ни кофе, вели с крестьянами хлеб-соль, получали ругу, петровщину, осеныцину, печеные хлебы, называемые «крестовиками», а главным образом содержались обработкою земли. В сельских работах помогали дети, приежавшие на каникулы, помогали и крестьяне, собираясь «на помочь».

Беднейшие причты получали денежное пособие из капитала, назначенного с 1764 года на «вспоможение духовенству». Пособие это или выдавалось ежегодно, или отпускалось при чрезвычайных издержках, напр, при постройке нового дома, при выходе девицы в замужество, по случаю пожаров и пр.

Значительная перемена в материальном отношении сельского духовенства произошла в начале нынешнего столетия. Тут повторилось почти тоже, что было с церквами. Когда церковные деньги подвергались большему контролю и стали часто тратиться на нужды посторонние, то, с малым улучшением состояния церквей, не улучшилось положение причтов, и духовенство не бедствовало только благодаря простоте образа жизни и закреплению мест.

Возобновлявшиеся нередко жалобы духовенства имели то следствие, что в 40 годах все, доселе шедшие на духовенство, капиталы были соединены в одну сумму и, в совокупности с дополнением из казначейства, поступили на жалованье сельским причтам. Причты были разделены на классы, соответственно которым выдавалось жалованье.

Но и эта мера не принесла пользы. Во первых с назначением жалованья запрещалось не только „вымогательство» за требы, но и получение всякой платы; сила запрещения увеличивалась помещиками и сельскими властями, которые прямо запрещали крестьянам давать деньги, ругу и др. пособия духовенству, как обеспеченному жалованьем. Во вторых, самое распределение причтов по классам было сделано неправильно. Предполагая, что всякая плата с прихожан прекратится и что следует вознаградить духовенство за труд, который в многолюдных приходах был тяжелее, распорядились так, что причтам многолюдных приходов дали высшие оклады, а причтам малолюдных—низшие.

А так как плата за требы не прекратилась вовсе, то причты, получавшие больше доходов, стали получать и высший оклад жалованья, а причты, меньше обеспеченные от прихода, получали и жалованье меньше.

Наконец и самый способ получения жалованья был стеснителен. Отдаленность расстояния от казначейства, трата времени, денег на подводу, разные «доверенности», вычеты на пенсион, поборы, а иногда и прямые „взятки» в уездном городе производили то, что причты часто не получали жалованья вполне. Если прибавить к этому возрастание дороговизны, отрешенность духовенства от семьи, от полевых работ, высшую плату за ученье в духовных училищах, часто весьма отдаленных от погоста, то придется сознаться, что в сороковых годах быт духовенства еще не достиг полного обеспечения.

Учрежденное в конце шестидесятых годов „особое присутствие по делам православного духовенства» занялось соображениями относительно обеспечения духовенства. Ряд разнообразных мер, как-то: свобода выхода в светские звания, возвышение свечного дохода, закрытие многих церквей, назначение пенсий духовенству, преобразование духовных училищ, все это вместе направлялось если не к обеспечению духовенства, то, по крайней мере, к его возвышению в обществе и усилению его влияния на паству.

Но и тут цель была достигнута не вполне, а широко открытые двери в светское звание и уменьшение комплекта семинаристов заставили лиц дух. звания искать места  в других ведомствах и, вместо духовных семинарий, идти в медицинскую академию и в университет. Это усилилось особенно в петербургской семинарии, из которой выход в светские училища был несравненно легче, чем в провинции, и , вот ныне, по недостатку в кандидатах священства, духовные места даются или воспитанникам других семинарий или людям, не окончившим полного семинарского курса. Надежда  привлечь на служение церкви лиц из светского звания осуществляется очень мало.

Источник: «Историко-статистические сведения о С.-Петербургской епархии.» Вып.9. 1884  (текст осовременен)

2,751 просмотров всего, 1 просмотров сегодня

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *